АЛЬЯНС МЕДИА
www.allmedia.ru



Азовско-Донской коммерческий банк - универсальный инструмент бизнеса в Российской империи
Заводы З.М. Персица - инновации в Российской империи

23.09.2010  

Ради модернизации менталитет нации можно и подправить



22 сентября в Москве, в Доме экономиста, прошел 5-ый по счету круглый стол по проблемам модернизации в России на тему «Менталитет и экономика: национальная формула модернизации».
Представил основной доклад по теме профессор, доктор экономических наук, президент Института национального проекта «Общественный договор», член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, член правления Института современного развития Александр Аузан.
Он сообщил, что проведенные им исследования характеристик 78 стран с различным уровнем развития экономики и гражданского общества позволили доказать существование взаимосвязи между менталитетом нации и экономическим развитием страны. Например, такие культурные характеристики, как индивидуализм или коллективизм, а также, насколько население считает власть доступной, влияют на структуру инвестиций. А. Аузан выделил три сценария инвестирования: страны Организации экономического сотрудничества и развития инвестируют «в себе подобных», страны Центральной и Восточной Европы предпочитают инвестировать в страны, где сильна властная вертикаль или авторитарные режимы, страны Латинской Америки – в непохожих на себя.
Не менее важен такой показатель, как уровень доверия к власти или социальный капитал нации. В результате исследований выявлено два типа зависимости. Так, для стран с низким качеством институциональной среды, для развивающихся стран рост доверия к власти подталкивает экономический рост, а для развитых - дальнейший прирост доверия не оказывает влияния на экономику, так как в этих странах высокий уровень качества институциональной среды.
«Количественно установлено, что показатели развития общества находятся в корреляции с экономическими, но где причина, а где следствие, еще предстоит выяснить науке», - пояснил А. Аузан.
Еще одно открытие – модернизация присуща не только странам с высоким уровнем культурного развития, например, Западной Европе, но и таким странам, как Малайзия и т.п. «Решение проблемы модернизации возможно, но это скорее проблема, чем задача. И решение требуется уникальное для каждой отдельной страны. Особенно важно понимать, что для стран, у которых есть деньги на модернизацию, просто купить менеджеров и через двадцать лет насладиться готовым результатом не получится», - подчеркнул экономист.
Касаясь проблем России, он отметил, что наиболее важными с точки зрения модернизации оказались следующие: тип социального контракта (вертикальный или горизонтальный); коллективизм или индивидуализм культуры или тип социального капитала; отношение к неопределенности. Причем последний наиболее влияет на возможность блокировки модернизации.
Итак, сегодня, как отмечает А. Аузан, продвижение модернизация в России характеризуется быстрым развитием сферы услуг, сетевой торговли и доступности мобильной связи. При существующей высокой дистанции к власти, модернизация может успешно продвигаться и дальше, но только как потребительская. При существующей вертикали власти интеллектуальные профессии «будут выдавливаться» из экономической жизни. Поэтому не стоит ждать серьезных шагов в сторону постиндустриального развития в целом, а не только в отдельных отраслях промышленности и транспорта.
Еще одна неожиданность – поведение населения страны, прошедшее уникальный эксперимент строительства коммунизма, оказалось индивидуалистическим. Идея коллективизма воспроизводилась в России как раз для создания определенных условий для целостности и развития. Но в новых условиях, если речь идет о модернизации, не считаться с настроениями нации нельзя. Как утверждает А. Аузан, в экономике это проявляется в том, что есть проблемы с крупными промышленными проектами. «Из-за высокого уровня индивидуализма они есть и будут. Спорно строить экономику крупных проектов, если в стране нет ценности законов и стандартов, но есть ценность креативности. Поэтому модернизацию сегодня нужно направлять в сферу малого бизнеса, способного, в отличие от крупного, решать задачи на основе креативности. То есть лаборатории Касперского – да, а вот Микрософт – нет, так как создание крупной компании требует устойчивых ценностей», - пояснил ученый.
Самый трудный показатель – отношение к неопределенности или «избегание неопределенности». Осторожные мы, россияне. Выбирая между новым и старым, мы руководствуемся выбором наименьшего из зол, и потому всегда голосуем за старое. То есть выбор населения заведомо консервативен. Все по-человечески понятно – люди хотят иметь гарантии и боятся их утратить. Но в любом обществе есть индивиды, которым присуще видение на уровне долгосрочного планирования, а на этом уровне выбор как раз осуществляется в пользу нового и не ради сиюминутного спокойствия. Во всех модернизационных странах число таких субъектов высоко. Есть они и в России, и на этот пласт населения нужно опираться, чтобы менять установки и ценностные ориентиры общества в целом.
И в принципе не так все мрачно и беспросветно. А. Аузан заверил, что все ментальные характеристики «не являются продуктом длительного спонтанного развития». На них можно воздействовать, и элиты или грамотное управление в состоянии менять все параметры.
Последний вывод, видимо, не убедил участников дискуссии, и они поинтересовались, реальна ли все-таки модернизация в России. А. Аузан успокоил собравшихся и заявил, что принципы модернизации четыре «И» - не утопия, а именно план, каким образом нужно делать модернизацию (Напомним, что принципы четыре «И», провозглашенные президентом России Д.Медведевым: институты, инновации, инфраструктура и инвестиции). Но, как пояснил А. Аузан, очень важно учитывать, что все эти «И» - направления, где идет блокировка модернизации. И если говорить об институтах, то это не экономические, а институты власти тормозят модернизацию. «Поэтому 4 «И» это возможно, но только не так, как предлагает «модернизационная школа №2», считающая, что политические институты нужно оставить без изменений и развивать только «Сколково». Я не против Сколково, но это не модернизация», - убежден А. Аузан.
По вполне законным причинам после этого заявления дискуссия представителей научных и культурных кругов переросла в обсуждение двух главных вопросов интеллигенции: кто виноват? что делать?
Если с первым вопросом все было ясно – это бюрократы, то для решения второго были предложены поистине модернизационные методы.
Советский и российский сценарист и режиссер Павел Лунгин поставил вопрос ребром: «Что можно сделать с чиновниками, что можно им предложить, если они и так все имеют без всякой модернизации?».
Он считает, что со времен Ивана Грозного и введенного им принципа «опричник всегда прав» общественное развитие в России «идет вне возрождения». По его словам, взятый курс на модернизацию проходит на очередном этапе борьбы «опричной экономики» с техническим прогрессом.
И самое опасное, если главными модернизаторами станут именно те представители власти, как федеральной, так и на местах, которые по своей ментальности не видят себя вне опричной экономики.
А. Аузан не растерялся и ответил, что решить эту проблему можно. Если посчитать, какие чиновники занимают не только свои руководящие кресла, но и по совместительству занимают посты в совете директоров крупных компаний, то выяснится, что никакой уверенности в будущем у них нет. Происходит смена групп, контролирующих бизнес, и нет гарантии, что их места не займут другие. Кроме того, играя на международных рынках, все эти владельцы бизнеса все время должны доказывать, что это действительно их бизнес. Поэтому все эти риски по группам бюрократов просчитать можно. Кроме того, и среди них есть те, кто понимает, что «страна съеживается», превращаясь в сырьевой придаток. И выход один – найти компромисс, т. е. дать чиновникам гарантии неприкосновенности их собственности и т.п. взамен на то, что они не будут мешать модернизации.
В любом случае вопрос необходимости замены ментальности чиновников не снял с повестки дня вопрос эффективности модернизации. Как отметил руководитель Института политического управления Владимир Пызин, «система управления нерабочая, так как групповые интересы управленцев не соответствуют поставленным задачам перехода на инновационный путь развития. Поэтому и жалуется академик Капица, что все конкурентные разработки мирового уровня блокируются. И если чиновнику выгодно жить на «откатах» международных компаний, то менталитет нации и страх перед новизной здесь никак не влияет. На сегодняшний день субъект и объект борьбы с коррупцией совпадает. Пока гражданское общество не подключится к борьбе с коррупцией, чиновник так и будет бороться сам с собой», - пояснил он.
В заключение было отмечено, что упрекать нацию в «неэффекивности менталитета» с точки зрения модернизации бессмысленно. В конце концов и США, и Сибирь осваивали похожие психотипы, готовые к риску. Но в первом случае Силиконовая долина есть, а во втором, увы, нет.

ИА "Альянс Медиа"

Рейтинг интереса
  • Почти 33 млрд руб. собрано в дорожный фонд России через систему «Платон»
  • А.Аксаков: аудит должен вызывать доверие у рынка
  • Минтруд России проводит опрос по охране труда на рабочих местах
  • ГД рассмотрит снижение до 2% налога на прибыль для отдельных резидентов ОЭЗ
  • Сбербанк уделяет самое пристальное внимание вопросам борьбы с фишингом
  • На общественных слушаниях в Госдуме обсудили меры поддержки сельского хозяйства
  • М.Орешкин: Нужно давать малому бизнесу возможность расти и становиться крупнее
  • Арендаторы сносимых по реновации помещений получат площади в новостройках
  • «Борщевой набор» подешевел в августе более чем на четверть
  • Москва: 52 нежилых помещения для субъектов МСБ выставлены на торги





  • 2002 - 2017 © НДП "Альянс Медиа"



    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100